Ваш пример детям: что они видят и копируют.


 

Мне попался в интернете этот материал и я решила поделиться им с вами, добавив видеоролик, который потряс меня.

Мамины дети

Откуда в ребёнке берутся проблемы?

Все упиралось в женщину. В маму ребенка.

 

Все, что происходило с ребенком, определялось ею. Создавалось ею. Было следствием именно ее, маминого влияния. Как бы странно или спорно это сейчас ни звучало, но это было именно так.

Если, например, старшеклассник был не уверен в своих силах, сомневался, что поступит в институт «без блата», я именно это слышала, находила в мамином отношении.

- Да разве сейчас поступишь? — говорила она. — Сейчас такое время — без денег никуда!.. Сейчас ребенок своими силами ни за что не поступит…

И я понимала — откуда эти представления в ребенке. Ему уже «объяснили», что не все в этой жизни возможно, что мы не в силах противостоять обстоятельствам, что жизнь несправедлива, и если у тебя нет денег, ты ничего в ней не достигнешь…

И если я, например, встречалась со случаями повышенной тревожности у ребенка, нестабильности, страхов, то именно это я находила и в маме — повышенную тревожность, нестабильность, страхи. Ее представления о жизни были наполнены страхами, ограничениями, ожиданием чего-то плохого.

Такая мама только еще заходила в кабинет, а на лице ее было выражение напряженного ожидания, тревоги. И интонация ее в первые минуты разговора только подкрепляла мою мысль:

- Я мама Пети Иванова, — тревожно говорила мама. — Меня так тревожит Петя… Я чувствую, что что-то не так… Меня это так беспокоит… Я боюсь, что он не сможет нормально общаться… Мне кажется, он боится учительницу…

Она говорила это так напряженно, так тревожилась и переживала, что мне тут же становилось понятно — как «делается» «тревожный» Петя.

Когда Петя уходит в школу, мама наверняка говорит:

- Собирайся скорее, а то опоздаешь… Учительница будет ругаться… Опоздаешь — ребята будут смеяться над тобой… Смотри там, осторожно… — И Петя понимает, что мир очень страшный, тревожный, что нужно всего бояться.

А когда Петя приходит из школы, мама с тем же напряженным выражением лица и с той же тревожной интонацией говорит:

- Тебя там никто не обижал?.. Учительница тебя не ругала?.. — И Петя опять убеждается в том, что мир недоброжелателен, и нужно его бояться.

И точно так же, когда, например, я приглашала на встречу родителей ребенка, отличающегося агрессивным, конфликтным поведением, не умеющим строить нормальные, доброжелательные отношения со сверстниками, я находила все эти проявления у мамы ребенка.

Открывалась дверь моего кабинета, и мама с напряженным, недоброжелательным лицом, с агрессивной, нападающей интонацией начинала говорить:

- Что вы хотите от моего Саши?.. А почему это он должен?.. А почему вы меня вызвали… Почему другие дети…

И мне становилось понятно, как «делался» «конфликтный» Саша. Конфликтная, наполненная агрессией мама может научить ребенка именно этому. Она не может научить его строить доброжелательные отношения с людьми, потому что сама не умеет этого делать.

Дети были слепками своих мам. Слепками того, как мамы относились к жизни. Как мамы общались. Как мамы могли или не могли за себя постоять.

Дети были слепками мам, отражениями мам — маминой нестабильности, нервозности, тревожности, зажатости, агрессивности.

Дети были отражениями маминых нестабильных, так часто негативных картин мира!

Но почему именно мам? — спросишь ты. — Почему мам, а не пап, ведь ребенка воспитывают два родителя!

Я тоже задавала себе такой вопрос. Задавала каждый раз, когда опять видела этот повтор, этот слепок с мамы в поведении, проявлениях ребенка. (Я обращаю твое внимание на то, что речь идет именно о приобретенных ребенком стилях поведения или представлениях о мире, а не врожденных качествах и чертах характера, которые, конечно же, достаются ребенку от двоих родителей).

Сначала я думала, что просто чаще вижу мам, чем пап, потому что чаще всего на консультации, на родительские собрания приходили именно мамы.

Но я не переменила свое мнение и тогда, когда стала больше общаться с семьями, с папами. Мои выводы остались прежними.

Мама, ее влияние, зависимость ребенка, его поведения от маминого воздействия — были гораздо сильнее, прослеживались постоянно.

На консультацию могли прийти оба родителя, и чаще всего я видела открытое мамино, а не папино влияние.

На консультации могли прийти оба родителя, и было видно, например, как неправильно, неграмотно по отношению к ребенку ведет себя папа, но, если при этом была понимающая, мягкая, «гибкая» мама, то она как бы сглаживала давление отца, сглаживала все его «педагогическое» влияние.

Я часто наблюдала это мягкое и мудрое женское «обтекание», сглаживание отцовского влияния. Когда женщина одним взглядом или поглаживанием успокаивала ребенка, как бы снимая с него всю отцовскую агрессию, только что выпущенную на ребенка, за то, что он, мол, такой ленивый или бестолковый. И как она одним таким взглядом, поглаживанием утихомиривала самого папу, зарвавшегося в «педагогическом» воздействии.

И я опять убеждалась в той огромной роли женщины, огромном влиянии на ситуацию воспитания именно женщины, а не мужчины.

Я встречала на консультациях разные семьи, и те немногие случаи, когда я понимала, что поведение ребенка отражает, повторяет поведение папы или является следствием именно отцовского стиля воспитания, отцовских представлений о мире, о жизни, были именно в тех ситуациях, когда мама в семье отсутствовала. Или вообще отсутствовала, и ребенка воспитывал отец. Или постоянно отсутствовала на работе. Или «отсутствовала», не принимала никакого участия в том, что происходит, позволяя папе воздействовать на ребенка. И я помню такие пары, где критикующий, контролирующий, командующий папа в присутствии мамы, на глазах у мамы, что называется, «опускал», унижал ребенка, и мама, как мышка, молчала, не заступалась за ребенка. И каким был сам ребенок? Таким же зажатым, молчаливым, как мышка, с поникшей головой выслушивающий папину критику.

Таким образом, устраненность женщины от процесса воспитания не противоречила, а только подтверждала мой вывод.

Мама, ее влияние, ее воздействие имело главную, определяющую роль для ребенка.

И это был вывод, который тоже потряс меня. Потряс меня до глубины души тем масштабом, который за ним скрывался.

Получалось, что от нас, женщин, в большей степени зависит будущее наших детей — их счастливые или несчастливые жизни.

Более того, от нас зависит будущее не только детей: от того, какими они вырастут, каким будет новое поколение — зависит и жизнь мира, жизнь всей планеты.

Как бы громко, даже горделиво это сейчас ни звучало — но именно женщины формируют будущее поколение и формируют будущее мира и планеты!

И как тебе эта глобальная женская роль?!

Да простят меня все женщины, читающие эту книгу, что я возлагаю на них сейчас такую ответственность, такую великую и даже страшную ответственность, но это — правда!

Мы, женщины, рождаем детей.

Мы выпускаем их в этот мир.

И мы в большей степени определяем, какими они станут, кто получится из них, какой жизнью они будут жить, что привнесут в этот мир.

Почему — мы?

- Но почему женщины?  Почему опять за все должны отвечать женщины? — так и слышатся мне недовольные голоса некоторых женщин, читающих эту книгу. — Почему все опять ложится на женские плечи?! Неужели от мужчины действительно ничего не зависит?!

Зависит, отвечу я. Очень многое зависит. И в первую очередь от него зависит состояние, настроение самой женщины. Ее чувство стабильности, поддержанности зависит от мужчины. Но именно от женщины, от ее состояния в большей степени и зависит, что происходит с ребенком.

 

 

А что вы показываете каждый день своим детям?

Дарите им улыбку и ласку или критику и замечания?

Всмотритесь внимательнее в свою жизнь, чтобы потом не ломать голову, откуда у ваших детей проблемы.

 

Понравился текст? Поделитесь в соц. сетях:

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Я не робот.